Center for Regional Studies
E-newspaper
Thursday, November 21, 2019
Be in the Swim!

Пессимистическая комедия

Ростислав Ищенко
Биография: 

Люди, живущие за пределами Украины и получающие информацию о событиях в этой стране исключительно из украинских СМИ, должны были бы прийти к выводу, что в стране началась или вот-вот начнётся революция похлеще египетской.

Что ни день – сообщения уже не просто о столкновениях манифестантов-оппозиционеров с милицией, но о штурмах райотделов милиции «возмущённым народом». Кажется, не сегодня-завтра толпа, разгромив булочные и перевешав на фонарях городовых, захватит правительственные здания и учредит временное правительство. Благо здания эти пусты: президент, премьер и депутаты парламента в отпуске.

Всё, однако, не так плохо для власти, как может показаться. Но, как ни парадоксально это звучит, с точки зрения перспективы сегодняшнее «не так плохо» - значительно хуже.

Рассмотрим по порядку. Почему не так плохо? Потому, что на самом деле никакого спонтанного проявления народного гнева нет. Потому, что практически во всех случаях (за исключением Врадиевки) штурмы райотделов планировались и осуществлялись группой провокаторов-наёмников от оппозиции. Потому, что это одни и те же люди во всех случаях, то есть не народ, а 100-300 человек «журналистов» и «активистов» создают и распространяют картинку «штурма». Также и потому, что штурмуются те райотделы, в которых находятся уголовные дела на некоторых особо активных «активистов». То есть, в принципе можно даже предсказать географию штурмов.

С этой точки зрения, у власти проблем нет. Она может в любой момент прекратить беспорядки, переловить и даже пересажать «штурмовиков» и забыть об июльском  месячнике провокаций, как о страшном сне.

Почему при такой благостной ситуации, мы утверждаем, что ситуация для власти даже гораздо хуже, чем может показаться самому пессимистичному, но не самому осведомлённому наблюдателю?

Во-первых, чисто технический момент. За две недели штурмов, власть и милиция проявили полную неспособность противостоять этой, в целом несложной технологии. Власть панически боялась потребовать исполнения закона в отношении «штурмовиков», а милиция предпочитала прятаться от них и «не связываться».

Во-вторых, потому, что большая часть штурмовиков принадлежала к радикально националистическим, а также откровенно фашистским структурам, организациям и партиям, разбавленным футбольными хулиганами, также симпатизирующими неонацистам. Но это именно та публика, с которой украинская милиция предпочитает не связываться последние годы, а не недели. Если на Вас на улице нападут фашисты, и вы окажетесь в реанимации, они, в худшем случае, заплатят небольшой штраф (долларов 10-20). Если Вы от них отобьётесь, разбив, при этом кому-то из нападавших нос, на Вас будет заведено уголовное дело. То есть, милиция уже привыкла к тому, что фашистам можно всё на улицах. Теперь милицию приучают к тому, что фашистам можно вообще всё, и даже когда они придут в райотдел – лучше не сопротивляться. А ведь в каждом киевском райотделе около тысячи и больше боевых стволов, включая автоматическое оружие.

В-третьих, присутствует раскол в самой власти. Противостояние милиции и прокуратуры заметно невооружённым взглядом. Во всех случаях, когда милиция исполняет свой долг в точном соответствии с законом, прокуратура, тем не менее, возбуждает уголовные дела против милиционеров, на основании голословных заявлений провокаторов и боевиков. В свою очередь, в милиции (разумеется, далеко не на высшем уровне и не на камеру) намекают, что уж что-то, а здания прокуратур они с удовольствием позволят фашистам захватить и сжечь (судьбу персонала при этом не обсуждают).

Но противостояние (пусть и скрытое от глаз общественности) двух силовых ведомств в жёсткой вертикально интегрированной системе возможно лишь, если оно стимулируется противостоянием влиятельных группировок на самом верху пирамиды – в ближайшем окружении президента. То есть, существует уже не просто раскол правящей элиты на власть и непримиримую оппозицию, но нарастает раскол внутри власти. Если она (власть) окажется не в состоянии этот раскол преодолеть, а это в украинских условиях возможно лишь за счёт полной аннигиляции (политической, финансовой и медийной) одной из противостоящих группировок, то по мере приближения президентских выборов оппозиционная внутривластная группировка (предатели в своём лагере) будет всё теснее координировать свои действия с оппозицией. И соответственно играть на поражение Януковича, используя свои ресурсы в силовых структурах, в СМИ, а также в бюрократической системе. Фактически, значительная часть условной «команды Януковича» сделает (или уже сделала) ставку на новый «майдан», но с опорой на фашистских боевиков и на реальное силовое противостояние на улицах.

События последних дней показывают, что для того, чтобы полностью парализовать райотдел в Киеве достаточно 300 человек боевиков. Это значит, что для парализации всей киевской милиции будет достаточно 3-5 тысяч. То есть, доставив в Киев 10 тысяч подготовленных боевиков, оппозиция не просто уберёт милицию с улиц, но и будет обладать достаточным резервом для одновременного штурма всех центральных органов власти (благо, Администрация президента, Кабмин и Парламент находятся на одном пятачке). 10 тысяч боевиков у оппозиции есть, стянуть их в Киев – не проблема, а с учётом киевских добровольцев-«революционеров» она может рассчитывать и на 40-50 тысяч человек.

В-четвёртых, чувствующая себя беззащитной и предаваемой властью милиция и так не будет особо активничать, защищая президента и своих генералов. Именно сейчас милицию пытаются подавить морально. Если это удастся, потом отыграть назад и добиться от неё доверия и поддержки власти будет крайне сложно.

Наконец, в-пятых, олигархи в окружении президента играют свою игру, оппозиция – свою, но боевики являются лишь условно управляемой силой. Сегодня они ещё относительно контролируются своими вождями, но что произойдёт, если в ходе очередной драки с милицией при штурме очередного райотдела появятся убитые, особенно среди милиционеров? Штурмовики моментально окажутся в ситуации, когда отступать нельзя, так как только решительная победа может избавить от вполне реального 15-илетнего (а то и пожизненного) срока. У них появится стимул довести дело до конца – пробиться к оружию, и бросить уже вооружённую толпу на штурм следующих баз силовиков и правительственных зданий. То есть, может произойти спонтанный взрыв, который не будут контролировать уже ни власть, ни предатели во власти, ни системные оппозиционеры, ни даже лидеры фашистских штурмовиков.

Вооружённая, заведённая, почувствовавшая вкус крови толпа не будет спрашивать: «Чей это магазин, ресторан или особняк? Кто в нём проживает, клеврет «преступного режима» или фашиствующий «патриот»? – громить будут всё подряд, и закончится всё это не «цивилизованной передачей власти» новому «народному президенту», а срывом в анархию и войну всех против всех.

Слабость и разрозненность власти, готовность оппозиции играть с огнём, рассчитывая, что она (оппозиция) не обожжётся, на фоне стремительно ухудшающейся экономической ситуации, ненависти народа к правящему классу в целом, отсутствия доверия не только к власти, но и к оппозиции, может в любой момент, задолго до назначенного оппозицией и предателями «часа Х», привести к спонтанному взрыву, которому не смогут адекватно противостоять разложенные силовые структуры.

Вот тогда комедия марионеточных, провокационных штурмов может превратиться в общенародную трагедию. И выборы, кандидаты и рейтинги никого не будут интересовать.

Your rating: None Average: 4.9 (27 votes)