Center for Regional Studies
E-newspaper
Wednesday, April 8, 2020
Be in the Swim!

Приднестровье: время неотложных мер

Владимир Ястребчак, независимый эксперт

30 июня 2014 года в Приднестровье отмечали 911 дней пребывания у власти Е. Шевчука, принесшего присягу в качестве Президента 30 декабря 2011 года, после победы во втором туре президентских выборов. В ходе избирательной кампании Е. Шевчук сумел опередить как первого Президента Приднестровья Игоря Смирнова, руководившего республикой более 20 лет, так и второго претендента – тогдашнего Председателя Верховного Совета Анатолия Каминского, который также возглавлял крупнейшую парламентскую фракцию – «Обновление», тесно связанную с местным финансово-промышленным холдингом «Шериф».

Кампания 2011 года имела и внешнеполитическую интригу: бессменный лидер Приднестровья И. Смирнов вел свою избирательную кампанию в условиях жесткого информационного, административного и политического противодействия с российской стороны. Устами высоких представителей российского руководства Москва пыталась дать понять, что выступает против выдвижения И. Смирнова на очередной президентский срок, а когда аргументов не хватало, в дело шли иные «побудительные факторы»: обвинения в разворовывании российской гуманитарной помощи (так никогда никем и не доказанные), уголовные дела в отношении членов семьи (благополучно забытые сразу после выборов), а также материалы в СМИ обвинительного характера.

Одновременно российские власти подчеркнуто благосклонно относились к А. Каминскому, главной чертой кампании которого стало позиционирование в качестве «кандидата Москвы». Однако даже такая поддержка в традиционно пророссийском Приднестровье не стала для А. Каминского гарантией победы.

Весьма убедительную победу на выборах одержал, как известно, Е. Шевчук. Залогом его успеха стало прежде всего протестное голосование самих приднестровцев, желавших перемен на властном Олимпе и не поддержавших ни первого президента, ни представителя крупного капитала, а также поддержка Е. Шевчука со стороны определенных кругов в России, которые по разным причинам были заинтересованы в поддержке Е. Шевчука.

После победы на выборах, одержанных под лозунгами «За перемены» и «Порядок будет», Е. Шевчук приступил к достаточно энергичным действиям как на внутри-, так и на внешнеполитическом периметре. Оставляя за рамками данной статьи внешнеполитическую тематику, попытаемся остановиться на некоторых аспектах внутренней ситуации в Приднестровье.

Для внутренней ситуации в Приднестровье принципиальное значение имеют следующие факторы:

1. Вряд ли было бы правильным считать, что в Приднестровье произошла «радикальная смена» политической элиты. С 2001 г. Е. Шевчук занимал руководящие должности в Верховном Совете, а в 2005-2009 был его председателем. Большинство членов его правительства (по крайней мере, первого призыва) также имело опыт административно-хозяйственной работы на разных должностях, преимущественно в структуре аппарата Верховного Совета. Поэтому вполне можно говорить, что к власти пришла не новая политическая элита, а новое поколение уже сформированной при прежней власти элиты, что в общем-то закономерно для постсоветского пространства.

2. Кадровые решения стали одним из самых уязвимых действий новой власти. Как и ранее, такие решения зачастую принимались по мотивам личной преданности, а не на основе профессиональных оценок, причем кадровые «чистки» нередко затрагивали не только традиционное в таких случаях верхнее звено, но и средние звенья, имевшие значительный опыт практической работы, нередко невосполнимый в приднестровских условиях. Последующий период показал неустойчивость новой команды: только в трех министерствах и одной из семи местных администраций не поменялись руководители, а в некоторых ведомствах поменялось до пяти глав. Кадровая нестабильность и субъективизм при принятии решений являются одной из главных проблем нынешней власти.

3. Е. Шевчук отказался от противостояния с местными крупными финансово-промышленными игроками, прежде всего с холдингом «Шериф». Несмотря на взаимные реплики и выпады, особенно в первые полгода президентства Е. Шевчука, в дальнейшем между этими влиятельными центрами силы был, по-видимому, найден компромисс: исполнительная власть не препятствует деятельности холдинга, а сам холдинг не вмешивается в деятельность исполнительной власти, в т.ч. через подконтрольное парламентское большинство (партия «Обновление)». Зримым свидетельством такого неафишируемого компромисса являются масштабные стройки «Шерифа» в центре Тирасполя, открытие новых супермаркетов и медицинского центра, отсутствие посягательств на практически монопольный статус холдинга в телекоммуникационной сфере (хотя Е. Шевчук в 2012 году несколько раз упоминал о готовности выдать вторую лицензию на предоставление услуг мобильной связи в Приднестровье), и многое другое. Взамен парламентское большинство демонстрирует восприимчивость к любым указаниям президентских структур и абсолютную лояльность исполнительной власти по всем внешнеполитическим и по подавляющему большинству внутриполитических вопросов, холдинг через свои технические возможности и доминирующее положение на рынке блокирует на территории Приднестровья доступ к ряду интернет-ресурсов, критически настроенных к исполнительной власти, и т.д.

4. Исполнительная власть Приднестровья весьма остро реагирует на любую критику в свой адрес, причем делает из этого практические выводы. Так, в конце 2012 – начале 2013 года на территории Приднестровья был ограничен доступ к ряду интернет-ресурсов, которые были критически настроены к действиям президентских структур (в т.ч. к ресурсу приднестровской партии «Родина», подчеркивающей свою связь с аналогичной российской партией). Кроме того, по настоянию спецслужб, представители которых ссылались на указание «с самого верха», был закрыт самый популярный в Приднестровье интернет-форум, а государственные СМИ, ранее подотчетные Президенту и Верховному Совету на паритетной основе, волевым решением были переведены в исключительное подчинение Президента. Таким образом, исполнительная власть стремится к достаточно жесткому контролю за медиа-пространством.

5. Исполнительная власть Приднестровья в последние месяцы взяла курс на максимальное ограничение дискуссий по базовым внутриполитическим проблемам, включая законодательные изменения. Значительная часть законодательных инициатив Президента и Правительства направляются в Верховный Совет в режиме ограниченного доступа («для служебного пользования», «секретно»), что исключает участие СМИ, гражданского общества, иных общественных институтов и населения в целом в обсуждении соответствующих вопросов, включая даже изменения в приднестровскую Конституцию.

6. Действия управленческой команды во главе с Е. Шевчуком в последнее время вызывают резкую критику в связи с предпринятыми мерами, направленными якобы на экономию бюджетных средств. В частности, принято решение о выплате бюджетникам только 85% заработной платы, в то время как остающиеся 15% будут рассматриваться в качестве государственного долга, а правительство Приднестровья в дальнейшем, возможно, рассмотрит вопрос о выплате данной задолженности. Приняты также меры, серьезно ограничивающие права работников в трудовой сфере в части режима и условий труда. На практике выплачивается значительно меньше 85%, удержания составляют 20% и более. Исполнительная власть отказалась от регулярной индексации пенсий, что не позволило произвести даже минимальное повышение пенсионных выплат. Такая ситуация уже привела к серьезному росту недовольства со стороны местного населения, тем более что причины таких действий состоят скорее в качестве принимаемых управленческих решений, а не во внешней конъюнктуре, тем более что реальная экономия от подобных мер представляется весьма и весьма сомнительной.

6. Непросто складываются отношения исполнительной власти с бизнесом, включая иностранных инвесторов. В 2013 году приднестровская исполнительная власть предприняла активное «наступление» на позиции инвесторов с целью повысить поступления в бюджет и внебюджетные фонды. Основным направлением «атаки» стали цены на газ для приднестровской промышленности (особенностью региональной ситуации является то, основными промышленными потребителями российского газа являются предприятия, принадлежащие российским инвесторам, но цену на этот газ приднестровские власти пытаются устанавливать самостоятельно). Итогом таких действий приднестровского правительства стала остановка ряда предприятий или их переход на альтернативные источники энергии, а инвесторы были вынуждены решать свои проблемы в индивидуальном порядке, после чего механизм и конкретные параметры цены на газ для отдельных предприятий окончательно ушли «в тень» и фактически перестали быть источником пополнения доходной части приднестровского бюджета. Во многом именно такая «индивидуализация» подходов обусловила бюджетный кризис 2014 года и стремление приднестровских властей искать спасение за счет бюджетников.

7. Парадоксальным образом, несмотря на низкое качество принятия решений в социально-экономической сфере, в Приднестровье отсутствует оппозиция в ее классическом понимании – как сформированная политическая сила, предъявляющая претензии на власть, формулирующая внятную критику действующей власти и имеющая конкретные предложения по исправлению ситуации. Для такой интеграции политических формирований и отдельных лиц, критикующих действия нынешней власти, пока нет ни информационных, ни материальных ресурсов внутреннего или внешнего порядка. Следует учитывать и упомянутую выше «зачистку» медиа-пространства Приднестровья, а также «выдавливание» за пределы Республики под угрозой уголовного преследования наиболее резких критиков власти. Впрочем, в последнее время стали появляться не только критические замечания в адрес власти, но и конкретные предложения по выходу из нынешней социально-экономической ситуации, что может, при определенных условиях, стать отправной точкой для формирования в Приднестровье реальной конструктивной оппозиции.

Таким образом, на нынешнем этапе внутренняя ситуация в Приднестровье остается крайне сложной. Неблагоприятный внутриполитический сценарий, по-видимому, будет лишь усугубляться с учетом различных внешних факторов, прежде всего из-за украинской нестабильности и установления ассоциативных отношений Европейского Союза с Украиной и Молдовой. Сочетание этих факторов обуславливает необходимость консолидации общества и совместного поиска ответов на наиболее острые внешне- и внутриполитические вызовы. Сможет ли нынешняя приднестровская власть во главе с Президентом Е. Шевчуком сделать такие шаги, покажет время, которого остается всё меньше.

Your rating: None Average: 4.2 (5 votes)