Центр Региональных Исследований
Электронная газета
Воскресенье, Ноябрь 18, 2018
Будь в центре событий!

Портфели и перспективы

Ростислав Ищенко
Биография: 

Новое правительство Николая Азарова за последнюю неделю многократно описано. Журналисты и политологи изощрялись в подсчётах, какая группа влияния выиграла, какая проиграла, что и кому дал президент и зачем он это сделал.

Чужая душа – потёмки. Поэтому попытки угадать причины тех или иных кадровых решений Виктора Януковича, как минимум несостоятельны. В доказательство достаточно привести пример, лежащий на поверхности. С начала сентября до конца ноября вся журналистская политико-экспертная тусовка уверенно, со ссылкой на «источники» в ближайшем окружении Президента прогнозировала уход Д. Табачника с должности министра образования. С начала декабря, когда новое правительство стало формироваться и  не надо было уже иметь никакие «источники», чтобы понять, что Д. Табачник имеет хорошие шансы остаться на посту, те же люди стали «прогнозировать» его повышение до статуса вице-премьера. Тогда ещё никто не знал, что вице-премьеры будут лишены дополнительных министерских портфелей, на которых и строилось их истинное влияние. При этом, во всех случаях «прогнозы» строились на одних и тех же предпосылках: слишком раздражает нацистов и имеет репутацию политика, дружественно настроенного в отношении России.

Этот пример убедительно показывает, что наши владельцы «эксклюзивной информации» могут «обосновать» всё, что угодно. Причём на одной и той же «доказательной» базе. И на их сегодняшние «расчёты» повышения/понижения веса отдельных олигархов в правительстве стоит обращать не больше внимания, чем на их же «прогнозы» о скором «отстранении» В. Януковича Р. Ахметовым от руководства партией или (позднее) страной. Эти прогнозы множатся с 2005 года по сей день. Люди работают по принципу рулетки: надо предсказывать что попало – когда-нибудь сбудется.

Сказанное не означает, что состав правительства не следует анализировать и, что уж совсем никакие тенденции из принципа его формирования нельзя вывести. Только это будут не «блестящие» предсказания, а скучная констатация фактов, позволяющая, тем не менее (в отличие от «предсказаний»), попытаться определить возможные варианты развития ситуации. А развитие всегда поливариантно и дурак тот, кто думает, что можно «предсказать» единственно возможный ход событий.

Итак, что мы видим в первом приближении. Два ключевых министра группы Лёвочкина-Фирташа, 2,5 года подряд имевшей монополию на ведение газовых переговоров с Россией стали вице-премьерами. Формально – повышение. Фактически – мягкая форма отставки. К. Грищенко, ещё накануне своего назначения планировавший отправиться представителем Украины в ООН, точно не рад тому, что поменял спокойное, сытое и беспроблемное кресло Полпреда (с пятилетней гарантией сидения в Нью-Йорке) на непрофильное для него кресло гуманитарного вице-премьера в беспокойном Киеве. Как показывает опыт, это место можно покинуть в течение пары месяцев.

У Ю. Бойко возможности уехать послом не было. Поэтому для него, возможно, вице-премьерство не так обременительно, но следует понимать, что с возвращением статуса «чистых» (без министерских портфелей) вице-премьеров, оба эти политика серьёзно потеряли в весе и влиянии. Теперь, в реальности, они могут руководить только аппаратами вице-премьеров (по 10-15 человек в каждом). В остальном, формально курируемые ими министры – такие же члены правительства – коллективного органа, принимающего решения большинством голосов. При этом, если при голосовании голос министра равен голосу вице-премьера, то в остальном, министр, располагающий аппаратом полномочного центрального органа исполнительной власти и его подразделениями на местах, а также соответствующим бюджетом, значительно влиятельнее «чистого» вице-премьера. Даже департаменты Кабмина, формально курируемые профильными вице-премьерами, будут ориентироваться на министра Кабинета министров Елену Лукаш, которая реально ими управляет. Не случайно в кабинете Азарова-Клюева вице-премьеры пробили себе параллельное руководство министерством (не от трудолюбия, но для реального статуса).

Исключением является Первый вице-премьер С. Арбузов. В его пользу указом Президента так перераспределены полномочия внутри Кабмина, что Премьер Азаров является фактически номинальным руководителем, при «перспективном практиканте».

Обзор вице-премьерских позиций убедительно свидетельствует о двух вещах: В. Янукович вырвал из рук группы Фирташа-Лёвочкина контроль над газовыми переговорами (который раньше сосредотачивался в руках Бойко и Грищенко). Теперь это направление будет контролировать лично президент, посредством номинальных министров Эдурада Ставицкого и Леонида Кожары. Точно так же слабый, в последние месяцы почти незаметный, контроль Азарова над Кабмином полностью нивелирован. Кабмин полностью под контролем Януковича, через первого вице-премьера Арбузова.

  Здесь мы подходим к констатации очередного очевидного факта: как бы не надували пиарщики, или «независимые политологи» значение новых министров, все они – несамостоятельные политики. Ставицкий и Кожара так же неукоренены в своих ведомствах, как формально полномочный Арбузов в Кабмине. Какие бы у них не были личные амбиции, их увольнение (хоть через две недели, хоть через два года) не вызовет ни удивления, ни сколько-нибудь серьёзного политического волнения. Это технические исполнители, люди-функции, трансляторы воли В. Януковича, который один волен их казнить и миловать. При этом, все они будут работать с чуждым им аппаратом и ни один из них не имеет собственной профессиональной команды, которой он мог бы заместить (или хотя бы поставить под контроль) аппарат соответствующего ведомства. Счастливое исключение Елена Лукаш, работавшая когда-то заместителем министра Кабмина ещё у Толстоухова. Но её задача заключается не в том, чтобы облегчить жизнь Азарову или Арбузову, а в том, чтобы дополнить президентский контроль над Кабмином, контролем над аппаратом Кабмина.

Практически, то же самое можно сказать об остальных министрах. У Лебедева неизбежно возникнут трудности со сформированным предшественниками аппаратом министерства обороны. О Королевской, как о министре и говорить смешно.

Сохранившие свои посты, Присяжнюк, Табачник и Лавринович, по объективным причинам и раньше были людьми Президента, не имеющими возможности сыграть в собственную политическую игру. У Присяжнюка для этого не хватало политической определённости (да и Агропром никогда и не был политическим ведомством). У Табачника – материальных ресурсов. Лавринович пришёл к регионалам из Руха и до сих пор политически смотрится среди них чужеродным телом. Так или иначе, в придачу к абсолютной зависимости от воли президента, каждый из них доказал свой профессионализм и полезность именно на данной позиции. Кроме того, Табачник и Лавринович, будучи лично достаточно заметными политиками, не примыкают официально ни к одной из группировок, на которые делится Партия регионов.

Окидывая взглядом правительство в целом, мы можем прийти к однозначному выводу. Это – правительство Януковича, сформированное Януковичем, подчинённое Януковичу, действующее по воли Януковича и существующее до тех пор, пока хочет Янукович.

Конечно, в нём есть такие персонажи, как Богатырёва, личное отношение к которой Президента, казалось бы, напрочь исключало возможность её сохранения в составе Кабинета. Понятно, что это любезность, сделанная Ринату Ахметову. Именно любезность, оказанная старому товарищу, а не уступка «совладельцу» власти. Ведь Богатырёва, руководящая Минздравом, вокруг которого не утихают коррупционные скандалы – потенциальная жертва Генпрокуратуры (когда понадобится бросить народу кого-то из «бояр»). При этом, любой скандал вокруг Богатырёвой не может бросить тень на Януковича именно потому, что все знают как он её, мягко говоря, на дух не переносит.

Даже несостоявшееся назначение Герман, до последнего боровшейся за Минкульт – свидетельство полной подконтрольности правительства Януковичу. Анна Николаевна в виду глубокой переоценки своего интеллектуального потенциала, позволяла себе, трудясь в Администрации Президента регулярно, без согласования выступать от имени Президента по ключевым вопросам. В подавляющем большинстве случаев её выступления, или инициированные ею мероприятия наносили непоправимый удар по имиджу и позициям Януковича. После отправки Герман в Верховную Раду и ей, и ему будет спокойнее, а в правительстве никто не будет делать вид, что ему известны сокровенные мысли и чаяния Президента.

Каков же потенциальный результат полной подконтрольности правительства Президенту, который может теперь управлять им в ручном режиме, уже без посредства Премьер-министра Азарова.

С одной стороны, повышается потенциальная гибкость, оперативность и послушность аппарата в два критических предвыборных года. Это правительство может утром проголосовать за вступление в ЕС, днём – в Таможенный союз, а вечером – в Китай. Лишь бы поступило соответствующее указание от Президента. Никто в его составе, никакие действия Президента публично под сомнение не поставит и о своей оппозиционности тому или иному курсу не объявит (вариант коалиции ПР и «Свободы» в данном случае не рассматривается, как пока маловероятный). Снизится значение Администрации Президента и лично Лёвочкина (который может теперь оставаться таким же «свадебным» Главой АП, как Азаров глава КМ).

С другой стороны, с концентрацией остатков уже даже не власти, а контроля над исполнением предначертаний власти в руках Президента, резко возрастает его личная ответственность за всё происходящее в стране. Если раньше её ещё можно было (хоть и неубедительно) перекладывать на Премьера и Кабинет, то теперь это окончательно перейдёт в разряд анекдотов, поскольку Президент лично ответственен за назначенный и руководимый им Кабмин. В то же время, группы влияния, утратившие возможность решать свои вопросы через представительство в Кабмине, перенесут центр тяжести своей активности в парламент. Этим будет усилен потенциал оппозиции, а также увеличена опасность дробления пропрезидентского большинства в целом и Партии регионов в частности.

Очевидно, что конкретный позитивный или негативный лично для Януковича результат принятых им решений проявится уже в ближайшие полгода. Будет он в плюсе или в минусе - зависит от того насколько оперативно стороны процесса используют открывающиеся перед ними возможности и блокируют действия противника. В общем, как в шахматах, важно, кто выиграет темп.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (6 голосов)