Центр Региональных Исследований
Электронная газета
Понедельник, Декабрь 10, 2018
Будь в центре событий!

Андрей Суздальцев: Оппозиции в Белоруссии нет

Андрей Суздальцев
Биография: 

Вторая часть интервью политолога, заместителя декана Факультета мировой экономики и мировой политики ГУ ВШЭ Андрея Суздальцева, в котором он рисует картину современной Белоруссии, ее взаимоотношений с Россией и другими странами. Сегодня о том, какой выход из сложившейся ситуации существует для белорусов, а также о белорусской оппозиции.

Первая часть интервью здесь.

Есть ли выход из сложившейся в Белоруссии ситуации?

Есть. Это уход Лукашенко. Есть разные способы. Форс-мажор, например. Он же живой человек. У него есть старший сын, будет схватка за власть, но это уже другая история. Представить, что кто-то будет голосовать за сына Лукашенко, сложно.

Хотя в Белоруссии создана уникальная система выборов, которая позволяет добиваться желанного результата без голосования избирателя.

Я когда там жил, мы с супругой приходили на выборы. Она голосовала по своему паспорту, а я просто за компанию, так как у меня российское гражданство. И всегда я находил себя в списках уже проголосовавшего. Из года в год. Я их спрашивал: «что же вы делаете? У меня же российский паспорт, я и не голосовал еще». Они открывали книги, а они пустые. То есть никто не приходил. Результат – 90% за Лукашенко.

И это не скрывается. Так что никаких внутренних ресурсов для свержения Лукашенко нет.

А оппозиция?

Реальной оппозиции там нет. В авторитарных структурах оппозиция – всегда часть системы. Только в тоталитарных странах оппозиционеры превращаются в диссидентов. А в условиях авторитарного режима они выполняют очень важную функцию: это городские сумасшедшие, на которых все спихивают, выставляют идиотами, говорят, что они – пятая колонна.

Кроме того, белорусская оппозиция националистическая. Она сразу отвергла часть русскоязычного населения Белоруссии, ориентируясь на запад. Я долго работал с белорусской оппозицией и пытался создать не только прозападную, но и пророссийскую. Или хотя бы пробелорусскую.

Для чего нужны оппозиционеры? Во-первых, они обеспечивают Лукашенко деньги. Это происходит очень просто. Белоруссия получает российскую нефть по низким ценам, перерабатывает ее и продает на запад. Лукашенко всегда себя преподносил как защитника интересов России, последнего форпоста перед западом. Поэтому его устраивает прозападная оппозиция. Она поднимает крик, проводит митинг. Лукашенко с криками ее разбивает и говорит России: видите, как я их. Москва увеличивает дотации, нефть идет на запад. Белоруссия получает от этого до 3 миллиардов долларов чистого дохода. 2-3 миллиона возвращается к оппозиции. И все повторяется снова.

Во-вторых, выборы. Если на них пойдет один Лукашенко – они не легитимны. Участие оппозиционеров делает их легитимными. Лукашенко побеждает в борьбе с ними. Вот на последних выборах Лукашенко пытался доказать, что среди оппозиционеров есть кандидаты от России. Если бы сумел, получилось бы, что Россию победил. Перед западом был бы козырь.

Лукашенко западу нужен. Это уникальное оружие против России, за которое Россия сама и платит.

Поэтому оппозиция нужна. Она засыпана агентурой – фактически, каждый второй подписку давал. Любая информация моментально доходит до власти. Она полностью контролируема. Ее представителей периодически сажают – это тоже важный элемент – они выходят героями. И во время каждых выборов одни и те же лица собирают новое поколение активистов, которые борются с Лукашенко, выводят на площадь и сдают КГБ. А потом набирают новых. То есть они чистят общество от антиправительственных активистов. Вот что такое белорусская оппозиция.

То есть это продуманная система?

Она не продуманная, она естественная, эффективная.

Оппозиционеры сознательно на это идут?

Сознательно. Некоторые не понимают. Я пишу об этом, они читают, соглашаются. Но сделать ничего не могут. Им Запад дает деньги на определенные цели, например, на участие в выборах. Они идут и участвуют. А потом сдают весь свой актив. А Запад им ставит целью добиться победы на выборах. Ну какие могут быть выборы в авторитарном режиме?

Политзаключенных выпустят в ближайшее время?

Это предмет торга. Также как в 2006 году было с Козулиным. Через два года в момент кризиса Россия-Грузия Лукашенко его выпустил. За это и за неподдержку России он получил кредит МВФ, причем больше своей нормы. Это первый такой случай в истории. Сейчас то же самое. Лукашенко нужен кредит. Он набирает займы, где может, рассчитывая, что не будет их отдавать. Отдаст Россия.

Белоруссия получит кредит МВФ?

Получит.

Как Вы оцениваете новую форму протеста – революцию через социальные сети?

Это очень серьезный момент, к сожалению, ему не придается большого значения. Есть такое понятие «народное сопротивление». Это очень своеобразная вещь, когда совершенно озверевшие от ситуации люди, в первую очередь горожане, начинают искать формы протеста. Все старые лица по телевизору им осточертели, они хотят чего-то нового.

Кроме того, это несложно. Те же акции «Стоп-бензин». Выехал в центр города, побибикал – ты уже герой. Вышел, погулял – тоже герой. То есть это формы протеста, приемлемые общей массе населения. Этого власть и испугалась. Оппозиция-то подконтрольна, все ее планы известны. А против этих ничего не сделаешь. Они в сети. Поэтому власти начали создавать свою оппозицию, пользоваться Интернет-ресурсами, запускать туда свою информацию, регулировать. Но это очень легко раскрывается. Потому что на одну умную голову из КГБ есть 20 в народном сопротивлении.

Но этим вопросом надо заниматься. С народом надо работать. Но, к сожалению, в Белоруссии никто этого не делает.

То есть у них сейчас нет шансов?

Сейчас нет. У собственных ресурсов сейчас нет шансов. Возможность повлиять на ситуацию есть у России, но только относительная, потому что имидж России в Белоруссии безобразный. Мы – империя, мы хотим их поработить, мы им завидуем. Там создана такая информационная волна. Мы пьяницы, бездельники.

В нашей стране имидж Белоруссии тоже ухудшается. С чем это связано?

Вот простой пример: мы с женой и сыном неделю назад прилетаем из Туниса в Домодедово. У меня русский паспорт, у них – белорусские. В аэропорту единый проход для граждан России и Белоруссии. Я прошел совершенно спокойно, а сына остановили, начали спрашивать, когда он уезжает в Минск. Он сказал, что здесь учится, его начали спрашивать, где учится. С женой то же самое. Это происходит потому, что для россиян белорусы – предатели. Это пограничная служба, она учитывает то, что в Белоруссию могут въезжать грузины, венесуэльцы, ливийцы и так далее. В России для них двери закрыты, а в Белоруссии открыты. Они ее использует как шлюз. Отсюда такое отношение.

К Белоруссии относятся с сомнением. Это очень заметно в бизнесе. Поставить – поставьте, а как платить – у нас Лукашенко. Это можно назвать противным словом «кидалово».

О том, как Белоруссии выйти из экономического кризиса, читайте здесь.

Беседовали Марианна Марговская и Виталий Млечин

Москва

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голоса)